+7 (343) 344-28-88
01.12.2020

Пандемия коронавируса усугубила ситуацию на рынке вакансий в IT-сфере. Все просто: блок, который присутствовал и у нанимателей, и у HR-менеджеров, связанный с тем, что человек должен обязательно сидеть в офисе, снялся, и кадры стали растекаться по миру. Как COVID-19 повлиял на жизнь программистов и их потенциальных работодателей, и какой выход из ситуации видят компании, рассказывает директор по корпоративным цифровым продуктам УГМК-Телеком Антон Колмаков.

«В связи с массовым переходом айтишников на дистант рынок кадров окончательно глобализовался. Если раньше многих сотрудников останавливала необходимость переезда в условную Москву или Пало-Альто, то теперь такого барьера нет. Сидят себе в Саратове или Омске, нажимают на кнопочки, выполняют работу для банка с красным логотипом или модного стартапа и получают зарплату на карточку. И вот эта зарплата теперь в провинциальных городах и Москве стремительно уравнивается. Даже мы иногда проигрываем конкуренцию за ценных сотрудников, если против нас играют американские работодатели, привлекающие русских программистов на поденный труд с зарплатой в USD.

Один из моих бывших сотрудников работает на американцев и зарабатывает доллары, другой — ушел в крупную корпорацию и никуда не выбирается из своей квартиры на Урале. В России крупные компании внедряют целые программы по переводу штата на дистант на постоянной основе, сокращая тем самым издержки на офис и отчасти на оборудование. Они говорят: за эти 9 месяцев мы поняли, как работать, вроде нормально получается, давайте дальше так жить», — рассказывает Антон Колмаков.


По его словам, проблема с кадрами на IT-рынке существует не первый год. Хороших программистов, руководителей проектов, аналитиков найти не так-то просто.

«Изначально IT-сегмент был довольно узким. Что такое айтишная компания из нулевых? Это коллектив людей, который ищет заказчиков, делает под них проекты и этим зарабатывает. И тогда-то рынок не был перенасыщен кадрами, но найти сотрудников было гораздо легче. Сейчас же пришла цифровая трансформация — время, когда крупные компании, будь то ритейл или банки, создают собственные направления разработки ИТ-решений. Если хочешь быть лидером, нужно делать свои уникальные цифровые проекты, сторонние разработчики никогда не поймут твой бизнес так глубоко, как сам заказчик. Что в итоге? Эти ребята буквально взорвали рынок зарплат. Для понимания, среднего уровня java-разработчик может рассчитывать на 200 тысяч рублей в месяц, и это не то, чтобы запредельно. То есть компании задрали зарплатные ожидания и создали мощный дефицит кадров, переманив к себе сотни, иногда даже тысячи людей», — поясняет Антон Колмаков.

В новых реалиях единственный способ быстро набрать профессиональную команду — это схантить кого-то значимого, руководящего разработкой, из того же банка, а уже он по своим связям сможет доукомплектовать штат.

Если говорить о будущем IT-кадров, перенасыщения в ближайшее время ждать точно не стоит, уверен эксперт. Российская школа подготовки IT-специалистов основана на хорошем высшем образовании, в первую очередь, математическом, которое дает старая гвардия, то есть те, кому за 60. И чем дальше, тем меньше остается людей, которые могут подготовить то поколение программистов, которое готово восполнить кадровый дефицит.

«На мой взгляд, IT-компаниям, которые заинтересованы в кадровом резерве, нужно каким-то образом углублять и усиливать коллаборацию с вузами вплоть до того, чтобы математические дисциплины преподавали те люди, которые учились у классиков и работают в крупных IT-компаниях. По такому пути уже пошел Технический университет УГМК, который готовит будущих программистов со средней школы — проводит олимпиады, семинары, лекции, разрабатывает проекты, то есть работает над будущим кадровым резервом», — резюмирует Антон Колмаков.



Вернуться к списку новостей



Оставить заявку

Пожалуйста, заполните поля ниже и мы свяжемся с вами в самое ближайшее время.
* — поля со звёздочкой обязательны для заполнения.